фото 961401m300wk

2017-10-22 04:28




Встpечаются два дpуга: - Я встpетил девушку, котоpая обещает окpужить меня любовью заботой и лаской. Что ты об этом думаешь? - Я думаю как ты будешь выходить из окpужения...


Интересно, привез ли Клинтон в Москву свое шоу с Моникой Левински?






Левый ботинок засунут в сугроб... Правый отправился к будке за пивом, Плащ в клубе каком-то сдан в гардероб. На улице март. Я лежу. Мне тоскливо...


Случилось это не так уж и давно. Когда Родина была еще широка и могуча. Вызвали меня в военкомат (надо сказать, что в то время только-только назревали межэтнические конфликты и повально мели всех кто под руку попадался) и обрадовали сообщением, что Родина-Мать зовет под ружье сроком на два года, хорошо хоть офицером (после военки институтской). Дали сроку три дня, предписание и денег на проезд. Да еще запугали всякими ужасами вроде расстрела без суда и следствия за дезертирство. Прибыл я в один южный город для дальнейшего получения направления либо в часть на охрану рубежей страны от супостатов, либо в горячую точку на создание живой демаркационной линии между этнически разошедшимися во взглядах бывшими братьями по разуму (младшими)- тут уже по усмотрению начальства. Собралось нас таких двухгодичников со всего Союза человек 50. Разместили нас в довольно модерново обустроенной части - казарма и не казарма, скорее общага с комнатами по 3 человека, но плац, развод все причиндалы - все как у "людей". Кормить нас в связи с "тяжелым положением на фронтах" нормально не кормили, в городе все по бешенным ценам. Зато по причине того, что город южный - вина всякого залейся, и по таким ценам, которые советскому человеку показывать просто противопоказано. И был среди нас парень по имени Слава, компанейский до невозможности, весельчак, балагур и пр., про которых говорят - душа коллектива. Была у него только одна слабость - если брал в рот спиртное, то останавливался только когда засыпал. Получили мы на этом пересылочном пункте первую зарплату и решили наконец-то сорваться в город и наесться от души. А надо сказать, с утра все руководство части носилось с высунутыми языками и выпученными глазами, но ввиду своего более чем непонятного положения, причину мы узнали только когда она случилась - приезжала московская высочайшая комиссия вставлять всем.... Вот в это самое удобное время мы и слиняли из части. Гульнули, надо сказать, с офицерским размахом - опустошением винных запасов небольшого подвальчика, оранием песен и катанием на одном трамвае по всем городским маршрутам. Слава, как ему и положено, набрался и отключился на руках у товарищей по оружию. По окончании попойки мы все аккуратно премахнули через забор части (Славу просто перевалили) и благополучно расположились в казарме. И тут аврал - к нам ревизоры, всем построение. Славу грузим в самой дальней каптерке (что нам показалось с пьяных глаз, на самом деле ее внешняя дверь выходила прямо на плац) и бегом строиться. Построились. Прибыла комиссия и давай нас спрягать во всех позициях (настроение у них было как раз подходящее). И вот в самый разгоряченный момент, когда московский генерал уже был фиолетового цвета и слюной не брызгал по причине отсутствия оной, с грохотом распахивается внешняя дверь каптерки и оттуда ГОЛЫЙ и в фуражке с воплем "Эх, *б твою мать! плыли три дощечки!" вываливается Слава. Его совершенно необезображенное интеллектом лицо выдает сложную гамму чувств при виде происходящего, наконец мгновенная концентрация, ориентация в пространстве и на полном серьезе Слава шагом очень отдаленно напоминающий строевой подходит к генералу и рапортует: "Тоаришшш лииант, серхант Ивауонов, ик, из уволения прииыл! Зешиите стать строй!" (Товарищ лейтенант, сержант Иванов из увольнения прибыл, разрешите стать в строй.) Полный абзац. Генерала с тихой улыбкой на устах уносят. Командир части идет стреляться. P.S. Славе повезло больше всех - как полностью несоответствующего высокому званию советского офицера его отправили домой.